Ашихмин надеется на правоохранительные органы

Сайт www.volsk-news.ru от 14.03.2020

На электронную почту сайта «Вольские новости» пришло сообщение от депутата Совета МО г. Вольск Сергея Васильевича Ашихмина, в котором народный избранник комментирует решение Арбитражного суда по его тяжбам с ООО «Вольсктеплоэнерго»

Предоставим ему слово:

Кассационный суд Казани не позволил ООО «Вольсктеплоэнерго» грабить потребителей  и заставил Саратовский Апелляционный суд оставить решение Саратовского Арбитражного суда первой инстанции в силе и принять правильное и законное решение.

Вселяется надежда, что в стране еще не все так безвозвратно запущено и есть хоть какие то ростки справедливости и законности. Но в Саратовской области эти ростки далеко-далеко в зародыше и взойдут ли они вообще при таком сращивании, как сиамских близнецов, власти-прокуратуры-судов и их филиалов в виде полиции и судебных приставов — это большой вопрос. 

Что или кто стоит за принятием абсурдных и незаконных решений судами Саратовской области, позволивших продолжать ООО «Вольсктеплоэнерго» грабить людей и бюджет, незаконно наживаясь при этом?! Несомненно, это властная коррупционно-воровская машина, поддерживающая жуликов и воров во власти, сметающая на своем пути все законы ради наживы.  Других причин и объяснений этому беззаконию и быть не может.

Обращаясь к ФСБ и прокурорам, я надеялся увидеть в их лице единомышленников. А как иначе?! Ведь поставленные мной вопросы касались реального и бессовестного обмана потребителей тепловой энергии, обманутыми среди которых могут быть как простые люди, так и бюджетные организации. Так почему же система сломя голову так включилась в защиту этих жуликов? Ведь это настоящий абсурд! Получается, что власть вместе с надзорными органами и судами встают на сторону криминала и покрывают грабёж бюджета и населения, тем самым становясь соучастниками этого грабежа!

Указанное судебное решение содержит в себе ведь не какой то там факт частного характера на сумму в сто рублей. Это судебное решение даёт основания для полномасштабной проверки ООО «Вольсктеплоэнерго» по незаконному начислению потребителям за тепловую энергию и выражаться оно будет в сотнях миллионов, а возможно и в миллиардах рублей! То есть, незаконные начисления за теплоресурсы позволяли списывать огромное количество газа, израсходованного, якобы, на нужды теплоснабжения. Кто за этим стоит и кому помогают прокуроры и суды, игнорируя и замалчивая факты нарушений? Думаю, что на эти вопросы должен ответить следственный комитет и помочь вернуть все незаконно начисленные средства потребителям, а шипко грамотные и борзые инициаторы и исполнители этих схем должны быть привлечены к ответственности. Данное решение суда открыло хорошее поле для деятельности силовых структур, за которым мы все будем иметь возможность наблюдать и делать выводы, делать выводы о том, на чьей стороне они стоят и чьи интересы защищают.

С уважением С. В. Ашихмин

 

 

 

Для граждан, у которых семь пядей во лбу, публикуем результативную часть Постановления арбитражного суда апелляционной инстанции:

 

ДВЕНАДЦАТЫЙ  АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД 410002, г. Саратов, ул. Лермонтова д. 30 корп. 2 тел: (8452) 74-90-90, 8-800-200-12-77; факс: (8452) 74-90-91, http://12aas.arbitr.ru; e-mail: info@12aas.arbitr.ru

 

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ  арбитражного суда апелляционной инстанции

 

г. Саратов Дело №А57-28233/2018   05 марта 2020 года

 

Резолютивная часть постановления объявлена                       «04» марта 2020 года Полный текст постановления изготовлен                                «05» марта 2020 года       Двенадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего судьи Шалкина В.Б., судей Борисовой Т.С., Котляровой А.Ф.,  при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Дроздовой В.С., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Вольсктеплоэнерго» на решение Арбитражного суда Саратовской области от 27 июня 2019 года по делу № А57-28233/2018 (судья Лузина О.И.)   по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью «Вольсктеплоэнерго» (ИНН 6441026074, ОГРН 1146441000639) к обществу с ограниченной ответственностью «Торгово-сервисный центр «Вольскшинсервис» (ИНН 6441015636, ОГРН 1066441031447) о взыскании задолженности за потребленную тепловую энергию по договору №141/1 от 11.03.2015 за период с января по октябрь 2018 года в размере 173 553 рублей 59 копеек, пени за период с 11.02.2018 по 03.12.2018 в размере 21 883 рублей 27 копеек, при участии в судебном заседании представителя общества с ограниченной ответственностью «Торгово-сервисный центр «Вольскшинсервис» - Васильева К.И., по доверенности № 2 от 12.03.2019г.,

 

УСТАНОВИЛ:

                    

А57-28233/2018

 

2

          Общество с ограниченной ответственностью «Вольсктеплоэнерго» город Вольск, Саратовской области  обратилось в Арбитражный суд Саратовской области с исковым заявлением к  обществу с ограниченной ответственностью «Торговосервисный центр «ВОЛЬСКШИНСЕРВИС», город Вольск, Саратовской области      о взыскании задолженности за потребленную тепловую энергию по договору №141/1 от 11.03.2015 г. за период с января по октябрь 2018 года в размере 173 553,59  руб.., пени за период с 11.02.2018 по 03.12.2018 г. в размере 21 883,27 руб., судебных расходов по оплате госпошлины  за рассмотрение иска.             В процессе рассмотрения  иска истец неоднократно  заявлял об уточнении исковых требований, ходатайством от 12.03.2019г. за № 534  истец просил взыскать с ответчика сумму   задолженности за  потребленную тепловую энергию по договору № 141/1 от 11.03.2015г.  за период с период с  января по октябрь 2018 года в размере 61 638,67   руб.., пени за период с 11.02.2018 по 13.03.2019 г. в размере 27 834,81 руб.             Ходатайством от 06.05.2019г.  за № 42/ю истец просил взыскать  с ответчика сумму   задолженности за  потребленную тепловую энергию по договору № 141/1 от 11.03.2015г.  за период с период с  января по октябрь 2018 года в размере 61 638,67   руб.., пени за период с 11.02.2018 по 06.05.2019г. в размере 29 819,10 руб.             Решением Арбитражного суда Саратовской области от 27 июня  2019 года в иске отказано.    Не согласившись с принятым судебным актом, общество с ограниченной ответственностью «Вольсктеплоэнерго» обратилось с апелляционной жалобой, в которой просило решение суда отменить и принять по делу новый судебный акт. Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.09.2019 решение суда первой инстанции отменено в части. С ответчика в пользу истца взыскано 23 040,45 руб. долга, 6801,48 руб. пени. С истца в пользу ответчика взысканы расходы по экспертизе в размере 21 182,66 руб.  В пользу ООО «Федерация экспертов Саратовской области» с истца взыскано 4236,54 руб., с ответчика 763,46 руб. В остальной части решение оставлено без изменения. Не согласившись с постановлением апелляционной инстанции, ответчик обратился с кассационной жалобой, в которой просит его отменить, оставить в силе решение суда первой инстанции.    Постановлением арбитражного суда кассационной инстанции от 04.12.2019г. постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.09.2019 по делу № А57-28233/2018 отменено, дело передано на новое рассмотрение в Двенадцатый арбитражный апелляционный суд.   Суд кассационной инстанции указал, что выводы апелляционного суда основаны на неправильном применении норм материального права, имеют противоречивый характер, сделаны без учета всех обстоятельств дела, что могло привести к принятию неверного по существу судебного акта по спору.   При новом рассмотрении суду апелляционной инстанции необходимо, исходя из имеющихся в материалах дела доказательств, установить наличие или отсутствие оснований для расчета количества теплоносителя, потерянного в связи с утечкой, и при наличии таких оснований – произвести расчет величины утечки при правильном применении норм материального и процессуального права.

А57-28233/2018

 

3

Проверив законность обжалуемого судебного акта в соответствии со статьей 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), учитывая обстоятельства, указанные в Постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 04 декабря 2019 года по делу №А57-29233/2018, судебная коллегия установила следующие обстоятельства. Как следует из материалов дела, между ООО «Вольсктеплоэнерго» и ООО «ТСЦ «Вольсктеплоэнерго» заключен договор на отпуск и потребление тепловой энергии №141/1 от 11.03.2015 года (далее по тексту - договор). Предметом указанного договора является производство и отпуск тепловой энергии ООО «Вольсктеплоэнерго» (исполнитель) ООО «ТСЦ «Вольскшинсервис» (потребитель), подлежащей оплате в установленном порядке. Права и обязанности исполнителя определены в разделе 3 договора, права и обязанности потребителя (абонента) определены в разделе 4 договора. Согласно пункту 2.5 договора схема присоединения системы теплопотребления  абонента  к  тепловым  сетям  исполнителя  закрытая. Согласно пункту 5.1. договора определение фактического количества тепловой энергии и теплоносителя осуществляется посредством коммерческого прибора учета, принадлежащего абоненты, в соответствии с «действующими «Правилами учёта тепловой энергии и теплоносителя». Согласно пункту 6.7 договора окончательный расчет за полученную тепловую энергию производится ежемесячно до 10 числа месяца, следующего за расчетным. Согласно материалам дела, система теплопотребления ООО «ТСЦ «Вольскшинсервис»  является  закрытой  зависимой,  следовательно,  при рассмотрении дела следует руководствоваться нормами действующего законодательства в сфере коммерческого учета тепловой энергии и теплоносителя касательно закрытых зависимых систем. Согласно данным технического паспорта нежилого помещения по адресу: Саратовская область, г. Вольск, ул. Володарского 99, корпус №7, изготовленного ГУП «Саратовское бюро технической инвентаризации и оценки недвижимости» 25.08.2015 года, ООО «ТСЦ «Вольскшинсервис» занимает помещения за номерами 1-10, 15-22, 24-39, 55-60, 62-64 общей площадью 612,7 кв.м., при этом отапливаемая площадь указана в размере 453,4 кв.м. В рамках указанного договора истец поставлял ответчику тепловую энергию, в том числе в период с января 2018 года по октябрь 2018 года включительно. При этом, за исключением октября 2018 года, определение количества поставленной тепловой энергии определялось на основе показаний коммерческого прибора учета ТЭМ-104, установленного в системе теплопотребления ответчика. Указанные сведения отражались в соответствующих ведомостях учета параметров теплопотребления прибора учета (далее - ведомости) за соответствующий месяц. Согласно имеющимся в материалах дела ведомостям, количества тепла, поставленное в рамках договора №141/1 от 11.03.2015 года, и подлежащее учету в рамках пункта 5.1 договора, определено следующим образом: 1) 48,65 Гкал - общее количество поставленной тепловой энергии за январь 2018 года согласно ведомости за период с 21.12.2017 года по 20.01.2018 года; 2) 53,93 Гкал - общее количество поставленной тепловой энергии за февраль 2018 года согласно ведомости за период с 20.01.2018 года по 20.02.2018 года;

А57-28233/2018

 

4

3) 48,04 Гкал - общее количество поставленной тепловой энергии за март 2018 года согласно ведомости за период с 20.02.2018 года по 21.03.2018 года; 4) 32,03 Гкал - общее количество поставленной тепловой энергии за апрель 2018 года согласно ведомостям за период с 20.02.2018 года по 21.03.2018 года. Расчет количества тепловой энергии за октябрь 2018 года производился расчетным методом в силу отсутствия предоставленных показаний счетчиков в порядке, предусмотренном пунктом 5.4 договора. Расчет количества тепловой энергии за период с мая 2018 года по октябрь 2018 года в рамках указанного договора не производился в силу отсутствия спора между сторонами. Из материалов дела следует, что истцом в адрес ответчика в рамках договора были выставлены следующие акты оказанных услуг и соответствующие счетафактуры: 1) Акт №000380 на выполнение работ услуг от 31.01.2018 года и счет фактура №362 от 31.01.2018 года, где указывались следующие показатели: отопление по теплосчетчику кафе «Блюз», ул. Володарского 99 -30,386446 Гкал на сумму 43651 рубль 37 копеек; гвс: теплоэнергия кафе «Блюз» ул. Володарского 99 — 2,65200 Гкал на сумму в 2928 рублей 66 копеек; 2) Акт №000775 на выполнение работ услуг от 28.02.2018 года и счет фактура №732 от 28.02.2018 года, где указывались следующие показатели: отопление по теплосчетчику кафе «Блюз», ул. Володарского 99 - 30,97870 Гкал на сумму 52512 рублей 53 копейки; гвс: теплоэнергия кафе «Блюз» ул. Володарского 99 — 2,80800 Гкал на сумму в 4908 рублей 76 копеек; 3) Акт №001196 на выполнение работ услуг от 29.03.2018 года и счет фактура №1116 от 29.03.2018 года, где указывались следующие показатели: отопление по теплосчетчику кафе «Блюз», ул. Володарского 99 — 27,52371 Гкал на сумму 46655 рублей 91 копейка; гвс: теплоэнергия кафе «Блюз» ул. Володарского 99 — 2,496 Гкал на сумму в 4363 рублей 35 копеек. 4) Акт №001672 на выполнение работ услуг от 27.04.2018 года и счет фактура №1542 от 27.04.2018 года, где указывались следующие показатели: отопление по теплосчетчику кафе «Блюз», ул. Володарского 99 — 12,98252 Гкал на сумму 18649 рублей 91 копейка; гвс: теплоэнергия кафе «Блюз» ул. Володарского 99 — 2,96400 Гкал на сумму в 4391 рублей 08 копеек. В материалах дела также имеются акты оказанных услуг и счета-фактуры за период с мая 2018 года по сентябрь 2018 года включительно, подписанные и оплаченные ответчиком и не являющихся предметом спора в данном деле. Исходя из материалов дела, ответчиком на протяжении долгого промежутка времени велась деловая переписка с истцом, в которой первый выражал свое несогласие с порядком определения количества поставленной тепловой энергии, использованной для нужд теплоснабжения нежилого здания по адресу: Саратовская область, г. Вольск, ул. Володарского 99.  Исходя из содержания переписки, ответчик не был согласен как с нормативно-правовым обоснованием порядка исчисления количества поставленной тепловой энергии (письмо ответчика №1 от 10.01.2018 года в ответ на письмо истца №4565 от 19 декабря 2017 года, в котором последний при исчислении количества тепловой энергии использовал приказ Министерства энергетики РФ от 27 ноября 2014 года №871 «Правила учета тепловой энергии теплоносителя», зарегистрированный Минюстом РФ от 25.09.1995, регистрационный номер 954,

А57-28233/2018

 

5

утративших силу на момент возникновения спорных правоотношений), с определением занимаемом отапливаемой площади в нежилом здании (письмо №2 от 05.02.2018 года, письмо №4 от 06.03.2018 года, письмо №6 от 02.04.2018, с включением утечек в общее количество поставленной тепловой энергии (указанные в настоящем абзаце письма), при этом в переписке ответчик просил предоставить подробный расчет определения количества поставленной тепловой энергии в рамках договора №141/1 от 11.03.2015 года. ООО «Вольсктеплоэнерго» в ответных письмах не предоставляло запрошенного расчета количества поставленной тепловой энергии, считало количество поставленной тепловой энергии верным и подлежащим полной оплате согласно соответствующим счетам-фактурам, при этом в случае неоплаты ответчик уведомлялся о возможном отключении от теплоснабжения (письмо от №488 от 06.02.2018, письмо .№579 от 16.02.2018, письмо №1394 от 23.04.2018, претензия №1716 от 21.05.2018). В условиях наличия разногласий между сторонами, учитывая, что в исковом заявлении не содержался порядок расчета количества тепловой энергии, доводы отзыва на исковое заявление №1-0 от 16.01.2019 года, суд первой инстанции определением от 13.03.2019 года обязал стороны подготовить обоснованные доводы касательно обстоятельств, представить соответственно расчет и контррасчет. В исполнение указанного определения стороны провели совещание, в соответствии с протоколом которого от 26 марта 2019 года истец обязался предоставить расчет количества потребленной тепловой энергии, с указанием нормативно-правового обоснования исчисления тепловой энергии. В исполнение определения суда от 13.03.2019 года, протокола совещания от 26 марта 2019 года истец представил расчет тепловой энергии за период: январь 2018 года, февраль 2018 года, март 2018 года, апрель 2018 года, октябрь 2018 года. После предоставления расчета ответчик подготовил контррасчет количества потребленной тепловой энергии, в котором указывал на нарушения порядка исчисления количества тепловой энергии, допущенной истцом. Так, ответчик указывает на неправомерное использование величин утечки и стоимости утерянного теплоносителя в расчетах за период январь 2018 года, февраль 2018 года, март 2018 года, апрель 2018 года (расчет №700 от 01.04.2019, расчет №701 от 01.04.2019 , расчет №702 от 01.04.2019, расчет №703 от 01.04.2019 в нарушение положений пункта 34 Методики осуществления коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя, утвержденной Приказом Минстроя России от 17.03.2014 №99/пр (далее - Методика), так как величина утечки не согласована в договоре №141/1 от 11.03.2015 года; двусторонние акты (совместные документы), фиксирующие факт наличия протечки, предусмотренные пунктом 93 Методики, отсутствуют.  Также ответчик указывал на неверное исчисление процента общей занимаемой ООО «ТСЦ «Вольскшинсервис» площади в нежилом здании по адресу: Саратовская область, г. Вольск, ул. Володарского 99, а также неверное исчисление процента такой отапливаемой площади.  При этом ответчик указывал на изменение процента занимаемой площади в различных периодах: в январе 2018 года площадь определена в количестве 48,9%, в феврале 2018 года - 49,13%, в марте 2018 года - 48,9%, в апреле 2018 года - 47,63%,

А57-28233/2018

 

6

в то время как соотношение занимаемой ООО «ТСЦ «Вольскшинсервис» площади к общей площади здания по вычислениям ответчика составляет 30,18%. В целях устранения возникших противоречий, учитывая необходимость наличия специальных познаний для такого устранения, определением суда первой инстанции от 06.05.2019 года по делу была назначена судебная экспертиза, производство которой было поручено Общество с ограниченной ответственностью «Федерация экспертов Саратовской области», эксперту Шипитько   Илье   Андреевичу,    расположенному   по    адресу:    ОГРН 1176451030260, ИНН/КПП 6450100253/645001001, 410031, г. Саратов, ул. Челюскинцев, 37. Перед экспертом поставлены следующие вопросы: 1) имеется ли разница в объеме теплоносителя, измеренного с помощью приборов учета, установленных на подающем и обратном трубопроводах системы отопления нежилого здания по адресу: Саратовская область, г. Вольск, ул. Володарского 99? Если имеется, из чего складывается разница показаний приборов учета? Находится ли разница показаний в пределах допустимой погрешности измерения прибора коммерческого учета тепловой энергии?; 2) с учетом ответа на первый вопрос, определить объем и стоимость поставленной тепловой энергии на нужды отопления нежилого здания за период с января 2018 года по октябрь 2018 года. В связи с тем, что в первоначальных материалах дела, предоставленных эксперту для проведения экспертизы, отсутствовали достаточные сведения о технических характеристиках системы теплопотребления ответчика, суд счел необходимым проведением дополнительной экспертизы, назначив последнюю определением от 04.06.2019 года. Согласно взаимосвязанным выводам экспертизы №123/2019 и №123/2019-Д, разница в объеме теплоносителя, измеренного с помощью приборов учета, установленных на подающем и обратном трубопроводах системы отопления нежилого здания по адресу: Саратовская область, г. Вольск, ул. Володарского 99, возникала в результате допустимой погрешности приборов учета (расходомеров), при этом в заключении №123/2019 также указывалось, что в исследуемом узле учета отсутствуют датчики давления, в теплосчетчик введены константы (Рп = 0,9 МПа, Ро = 0,51 МПа), то есть плотность теплоносителя вычисляется независимо от фактического давления в системе, вследствие этого масса теплоносителя определяется (в том числе) с погрешностью, не зависящей от погрешности измерения расходомеров. В заключении №№123/2019 также делался вывод, что, хотя и невозможно в полном объеме достоверно утверждать о том, имела ли место реальная утечка либо же погрешность измерений, потери теплоносителя в системе отопления маловероятны, так как разница объема теплоносителя в исследуемые периоды статична и находится в диапазоне от 2,05% до 2,13%. При этом, с учетом отапливаемой площади по данным технического паспорта помещения в 30,16%, данных о использовании тепловой энергии для изготовления горячей воды для нужд нежилого помещения по адресу: Саратовская область, г. Вольск, ул. Володарского 99, количество поставленной тепловой энергии, а также ее стоимость были определены экспертом в заключении №123/2019 -Д следующим образом:

А57-28233/2018

 

7

период

Объём потребле нной тепловой энергии нежилым зданием, Гкал

Объём потребле нной горячей воды нежилым зданием, куб.м

Объём тепловой энергии потребленно й на приготовлен ие горячей воды Гкал 4=3*0,078

Объём тепловой энергии на нужды отопления нежилого здания, Гкал 5=2-4

Объём поставленно й тепловой энергии на нужды отопления нежилых помещений используем ых для нужд ООО «ТСЦ Вольскшинс ервис» 6=5*30,16%

Тариф,

руб/Гкал (с

НДС)

Стоимость поставленной тепловой энергии на нужды отопления нежилых помещений 8=6*7

1 2 3 4 5 6 7 8

Январь

2018 г.

48,71 42 3,276 45,434 13,7

1695, 12 23223, 14

Февраль 2018 г.

53.93          44 3,432 50.498 15,23 1695, 12 25816, 68

Март .

2018 г.

48,04 40 3,12 44,92 13,55

1695, 12 22968, 88

Апрель

2018 г.

32,03 46 3,588 28,442 8,58

1695, 12 14544, 13

Октябрь

2018г.

18,2 40 3,12 15,08 4,55

3746, 71

7947,5 .. 3

Итого 200,91 -212. 16,536 184.374 55,61 - - 94500, 36

 

Таким образом, общее количество потребленной тепловой энергии составило 200,91 Гкал на общую сумму 94500 руб. 36 коп. Не согласившись с выводами экспертиз №123/2019 и №123/2019-Д, истец обратился с ходатайством о назначении повторной судебной экспертизе, в проведении которой судом перовой инстанции было отказано в силу отсутствия оснований, предусмотренных частью 2 статьи 87 АПК РФ. Основываясь на указанных обстоятельствах, иных материалах дела, суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований ответчика. Истцом в апелляционной жалобе в качестве довода указывается, что судом не были учтены фактические обстоятельства дела, а именно то, что ответчик не принимает в полной мере показания собственных приборов учета тепловой энергии, не учитывается величина утечки в виде зафиксированной приборами учета разницы между объемом поступившего в сеть ответчика теплоносителя и теплоносителя, возвращенного в сеть теплоснабжающей организации. Как следует из смысла законодательства в сфере теплоснабжения, а также содержания пункта 5.1 договора №141/1 от 11.03.2015 года, определение фактического количества тепловой энергии и теплоносителя осуществляется в соответствии с нормами действующего законодательства. Как следует из материалов дела, ответчиком осуществляется коммерческий учет тепловой энергии посредством прибора ТЭМ-104 в порядке, предусмотренном

А57-28233/2018

 

8

пунктом 5.1 договора №141/1 от 11.03.2015 года. Для разрешения указанного вопроса следует руководствоваться соответствующими нормами положений Федеральный закон от 27.07.2010 № 190-ФЗ «О теплоснабжении», Постановлением Правительства РФ от 18.11.2013 № 1034 «О коммерческом учете тепловой энергии, теплоносителя» (вместе с «Правилами коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя») (далее - Правила коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя), Приказ Минстроя России от 17.03.2014 № 99/пр «Об утверждении Методики осуществления коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя» (далее - Методики осуществления коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя). В соответствии с частью 1 статьи 19 Федерального закона от 27.07.2010 № 190-ФЗ «О теплоснабжении», количество тепловой энергии, теплоносителя, поставляемых по договору теплоснабжения или договору поставки тепловой энергии, а также передаваемых по договору оказания услуг по передаче тепловой энергии, теплоносителя, подлежит коммерческому учету. Из материалов дела следует, что ответчиком используется закрытая зависимая система теплоснабжения. Соответственно, при разрешении указанного дела подлежат применению положения указанных нормативно-правовых актов, касающихся порядка коммерческого учета тепловой энергии и теплоносителя в закрытых зависимых системах теплоснабжения. В соответствии с пунктом 94 Правил коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя, коммерческому учету тепловой энергии, теплоносителя подлежат количество тепловой энергии, используемой в том числе в целях горячего водоснабжения, масса (объем) теплоносителя, а также значения показателей качества тепловой энергии при ее отпуске, передаче и потреблении. В соответствии с пунктом 95 Правил коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя в целях коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя и контроля качества теплоснабжения осуществляется измерение: а) времени работы приборов узла учета в штатном и нештатном режимах; б) давления в подающем и обратном трубопроводах; в) температуры теплоносителя в подающем и обратном трубопроводах (температура обратной воды в соответствии с температурным графиком); г) расхода теплоносителя в подающем и обратном трубопроводах; д) расхода теплоносителя в системе отопления и горячего водоснабжения, в том числе максимального часового расхода; е) расхода теплоносителя, израсходованного на подпитку системы теплоснабжения, при наличии подпиточного трубопровода. В соответствии с пунктом 97 Правил коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя в открытых и закрытых системах теплопотребления на узле учета тепловой энергии и теплоносителя с помощью прибора (приборов) определяются: а) масса (объем) теплоносителя, полученного по подающему трубопроводу и возвращенного по обратному трубопроводу; б) масса (объем) теплоносителя, полученного по подающему трубопроводу и возвращенного по обратному трубопроводу за каждый час; в) среднечасовая и среднесуточная температура теплоносителя в подающем и обратном трубопроводах узла учета.

А57-28233/2018

 

9

Исходя из паспорта счетчика ТЭМ-104, указанный прибор осуществляется измерение указанных в пунктах 95, 97 параметров теплоснабжения. В соответствии с пунктом 110 Правил коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя, количество тепловой энергии, теплоносителя, поставленных источником тепловой энергии, в целях их коммерческого учета определяется как сумма количеств тепловой энергии, теплоносителя по каждому трубопроводу (подающему, обратному и подпиточному). В соответствии с пунктом 111 Правил коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя, количество тепловой энергии, теплоносителя, полученных потребителем, определяется энергоснабжающей организацией на основании показаний приборов узла учета потребителя за расчетный период. Следовательно, исходя из содержания пунктов 110, 111 Правил коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя, энергоснабжающая обязана исчислять количество поставленной тепловой энергии на основе показаний приборов узла учета, содержащих в себе необходимые данные, указанные в пунктах 95, 97 настоящих Правил. Количество тепловой энергии, поставленной в рамках договора №141/1 от 11.03.2015 года, в период с января 2018 года по октябрь 2018 года, подлежало коммерческому учету согласно положениям раздела V Методики осуществления коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя касательно закрытых зависимых систем теплоснабжения. Согласно положениям пункта 34 Методики осуществления коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя, количество тепловой энергии, полученной потребителем тепловой энергии за отчетный период (Q), для зависимых систем теплоснабжения рассчитывается по формуле: Q = Qиз + Qтп + Qкорр +  × (h2 - hXB) x dT x 10-3, Гкал, (5.2) где: Qиз - рассчитанное теплосчетчиком в штатом режиме количество тепловой энергии; Qтп - количество тепловой энергии, израсходованной на компенсацию потерь тепловой энергии через изоляцию и с учетом утечки теплоносителя на участке трубопровода от границы балансовой принадлежности до узла учета. Эта величина указывается в договоре и учитывается в случае, если узел учета оборудован не на границе балансовой принадлежности; При установке узла учета до границы балансовой принадлежности Qтп берется со знаком «-»  если после границы балансовой принадлежности, то со знаком «+»; Qкорр - количество тепловой энергии, израсходованной потребителем за время действия нештатных ситуаций по показаниям приборов учета; My- указанная в договоре масса утечки теплоносителя в теплопотребляюших установках, подключенных непосредственно к тепловой сети, т; h2- удельная энтальпия теплоносителя в обратном трубопроводе в месте обнаружения утечки, ккал/кг; удельная энтальпия холодной воды, используемой для подпитки систем теплоснабжения на источнике тепловой энергии, ккал/кг. Согласно подпункту «а» пункта 125 Правил коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя, количество теплоносителя (тепловой

А57-28233/2018

 

10

энергии), потерянного в связи с утечкой, рассчитывается в том случае, если утечка, включая утечку на сетях потребителя до узла учета, выявлена и оформлена совместными документами (двусторонними актами). Согласно пункту 126 Правил коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя, в случаях, указанных в пункте 125 настоящих Правил, величина утечки определяется как разность абсолютных значений измеренных величин без учета погрешностей. В остальных случаях учитывается величина утечки теплоносителя, определенная в договоре теплоснабжения. При определении применимости показателя утечки для исчисления количества тепловой энергии, поставленной истцом ответчику за период с января 2018 года по октябрь 2018 года, следует руководствоваться, в том числе положениями раздела X Методики осуществления коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя касательно закрытых зависимых систем. Согласно пункту 91 Методики осуществления коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя, в закрытой системе теплоснабжения при зависимом присоединении теплопотребляющих установок часовая величина утечки теплоносителя Му указывается в договоре и не может превышать 0,25 процента от среднегодового объема воды в тепловой сети и присоединенных к ней системах теплопотребления. Сезонная норма утечки теплоносителя может устанавливаться в пределах среднегодового значения. Объем воды в системах теплоснабжения определяется по проектным (паспортным) характеристикам. Согласно пункту 93 Методики осуществления коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя количество тепловой энергии, теплоносителя, потерянных с утечкой теплоносителя, рассчитывается в следующих случаях: а) утечка теплоносителя (включая утечку теплоносителя на сетях потребителя до узла учета) выявлена и оформлена совместными документами (двухсторонними актами); б) величина утечки теплоносителя, зафиксированная водосчетчиком при подпитке независимых систем, превышает нормативную. В   остальных   случаях   учитывается   величина   утечки   теплоносителя, определенная в договоре. Следовательно, исходя из содержания взаимосвязанных положений пунктов 125, 126 Правил коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя, пунктов 91, 93 Методики осуществления коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя, для применения показателя утечки Му в формуле определения количества поставленной тепловой энергии для закрытых зависимых систем теплоснабжения, указанной в пункте 34 Методики осуществления коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя, необходимо выявление и фиксация такой утечки совместными документами (двухсторонними актами).  В остальных случаях применению подлежит договорная величина утечки теплоносителя.  Условия договора №141/1 от 11.03.2015 года не содержат в себе предусмотренной величины утечки в закрытой зависимой системе теплопотребления ответчика.  Следовательно, применение договорной величины утечки теплоносителя в условиях отсутствия согласования таковой в договоре №141/1 от 11.03.2015 года невозможно в силу прямого указания закона, а именно положений пунктов 125, 126 Правил коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя, пунктов 91, 93 Методики осуществления коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя.

А57-28233/2018

 

11

В материалах дела отсутствуют какие-либо совместные документы (двухсторонние акты) между истцом и ответчиком, которые позволили бы сделать вывод о выявлении и фиксации факта утечки в системе теплопотребления ответчика. Согласно части 1 статьи 65 АПК РФ, каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо. Истцом не были представлены какие-либо доказательства составления совместных документов (двухсторонних актов) между истцом и ответчиком, которые позволили бы сделать вывод о выявлении и фиксации факта утечки в системе теплопотребления ответчика. Истец не был лишен возможности предоставить такие документы, однако, как правомерно указал суд первой инстанции, таким правом не воспользовался.  Истец не представил таких доказательств ни в суде первой инстанции, ни в суде апелляционной инстанции, ни в суде кассационной инстанции, ни в суде апелляционной инстанции после отмены судебного акта вышестоящей инстанцией.  Истец также не представил в порядке части 2 статьи 268 АПК РФ доказательств невозможности их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, а также доказательств уважительности данных причин.  Следовательно, нормативных обоснований для применения показателя Му при определении количества поставленной тепловой энергии в отсутствие таких совместных документов (двухсторонних актов), является неправомерным. Согласно материалам дела, касающихся расчета количества поставленной тепловой энергии истцом ответчику за период с января 2018 года по октябрь 2018 года расчет №700 от 01.04.2019, расчет №701 от 01.04.2019, расчет №702 от 01.04.2019, расчет №703 от 01.04.2019, истец при определении количества поставленной тепловой энергии использовал предусмотренную пунктом 34 Методики осуществления коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя формулу определения количества поставленной тепловой энергии. При этом истец использовал показатель Му при определении количества поставленной тепловой энергии во всех представленных расчетах (расчет №700 от 01.04.2019, расчет №701 от 01.04.2019, расчет №702 от 01.04.2019, расчет №703 от 01.04.2019, за исключением октября 2018 года в силу исчисления количества потребленной тепловой энергии расчетным способом. Таким образом, истцом был нарушен установленный пунктами 125, 126 Правил коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя, пунктами 91, 93 Методики осуществления коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя порядок установления факта утечки и порядок применения такого показателя в целях коммерческого учета тепловой энергии, поставляемой ответчику. Аналогичным образом следует оценить и взаимосвязанный показатель стоимости утерянного теплоносителя, исчисленный истцом в представленных расчетах (расчет №700 от 01.04.2019, расчет №701 от 01.04.2019, расчет №702 от 01.04.2019, расчет №703 от 01.04.2019). 

А57-28233/2018

 

12

В силу отсутствия правовых оснований для применения величины утечки неправомерным является также применение показателя стоимости утерянного теплоносителя исходя из понятия утечки. При этом согласно положениям пункта 61.2 приказа ФСТ России от 06.08.2004 № 20-э/2 (ред. от 29.03.2018) «Об утверждении Методических указаний по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую (тепловую) энергию на розничном (потребительском) рынке», в составе материальных расходов учитываются расходы на приобретение воды, электрической и тепловой энергии, расходуемых на технологические цели, включая расходы на компенсацию следующих нормативных технологически необходимых затрат и технически неизбежных потерь ресурсов: тепловые потери через изоляцию трубопроводов тепловых сетей и с потерями теплоносителей; потери (в том числе с утечками) теплоносителей (пар, конденсат, горячая вода) - без тепловой энергии, содержащейся в каждом из них. Следовательно, помимо установления факта утечки на системах теплопотребления ответчика в порядке, предусмотренном пунктами 125, 126 Правил коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя, пунктами 91, 93 Методики осуществления коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя, для возмещения расходов на приобретение воды, электрической и тепловой энергии, расходуемых на технологические цели, включая расходы на компенсацию следующих нормативных технологически необходимых затрат и технически неизбежных потерь ресурсов подлежит доказыванию сам факт несения таких расходов истцом. Исходя из материалов дела, истец в порядке части 1 статьи 65 АПК РФ в суде первой инстанции доказательств несения расходов на закупку, химическую подготовку, подогрев до нормативных значений воды (теплоносителя), не представил. Обстоятельств, препятствующих такому предоставлению в суде первой инстанции, судебной коллегией не установлено.  Следовательно, факт несения таких расходов не может считаться доказанным в установленном АПК РФ порядке и не подлежит взысканию в рамках искового производства. В апелляционной жалобе истец ссылается в качестве оснований для отмены решения суда первой инстанции на факт того, что величина утечки, учтенной при определении количества потребленной тепловой энергии ответчиком, была учтена прибором учета ответчика, и подлежит компенсации. Исходя из материалов дела, истец понимает под утечкой «зафиксированной приборами учета разницы между объемом поступившего в сеть ответчика теплоносителя и теплоносителя, возвращенного в сеть теплоснабжающей организации». Следовательно, величина утечки определяется истцом как разница между величиной массы теплоносителя, полученного потребителем по подающему трубопроводу и величиной массы теплоносителя, возвращенного потребителем по обратному трубопроводу. Однако, такой способ исчисления величины утечки согласно пункту 88 Методики осуществления коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя применяется в отношении определения величины утечки теплоносителя в открытой системе теплоснабжения, в то время как в ходе судебного разбирательства судебной коллегией установлено наличие у ответчика закрытой зависимой системы теплопотребления, определение величины утечки в которой

А57-28233/2018

 

13

регулируется пунктами 91, 93 Методики осуществления коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя. Определение величины утечки в системе теплопотребления ответчика с использованием показателей Мп (масса теплоносителя, полученного потребителем по подающему трубопроводу) и Мо (масса теплоносителя, возвращенного потребителем по обратному трубопроводу), определенной в соответствии с ведомостями параметров учета теплоснабжения ответчика за период с января 2018 года по апрель 2018 года, основано на неверном применении положений пункта 88 Методики осуществления коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя, не подлежащих применению в силу наличия у ответчика закрытой зависимой системы теплопотребления. Исходя из материалов дела, в том числе заключений эксперта №123/2019 и №123/2019-Д, прибор коммерческого учета ТЭМ-104, используемый ответчиком, применяет для определения количества потребленной тепловой энергии следующую формулу: Q = Qт/с + Qmin + Qmax + Qош + Qт/в+ Qсан.ут .  Таким образом, прибор учета ТЭМ-104, определяя общее количество поставленной теплоэнергии, учитывает в том числе как количество тепла, поставленного за время действия нештатных ситуаций (Qoш), так и технологические потери Qсан.ут).  Таким образом, дополнительное вычисление параметров не требуется, в условиях отсутствия сведений об авариях и иных сверхнормативных потерях, выявленных и установленных в предусмотренном законом порядке. Как указывает истец в апелляционной жалобе, прибор коммерческого учета тепловой энергии, используемый ответчиком, «соответствует всем требованиям существующей нормативной документации... включен в реестр средств измерения, разрешенных к коммерческим расчетам... поверен в государственной службе метрологии, поэтому его показания считаются достоверными и не подлежат никаким изменениям и корректировкам».  При этом согласно материалам дела, истец противоречит собственной позиции, корректируя в результате неверного применения пунктов 88, 91, 93 Методики осуществления коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя показания прибора коммерческого учета теплоносителя на величину разницы между величиной массы теплоносителя, полученного потребителем по подающему трубопроводу и величиной массы теплоносителя, возвращенного потребителем по обратному трубопроводу, ошибочно определяемой истцом как утечка. Исходя из материалов дела, в том числе исходя из содержания деловой переписки истца и ответчика, последний последовательно указывал при отказах от подписания актов оказанных услуг и оплаты выставленных счетов-фактур величину общего количества потребленной тепловой энергии, идентичную такому количеству согласно ведомости параметров учета тепловой энергии за соответствующий период (например, письмо №2 от 05.02.2018 года, письмо №4 от 06.03.2018 года, письмо №6 от 02.04.2018). Следовательно, материалами дела установлено, что неправомерная корректировка показателей проводилась истцом, а не ответчиком. Следовательно, учет в структуре количества поставленной тепловой энергии за период с января 2018 года по апрель 2018 года утечек, а также стоимости утерянного теплоносителя в количестве, определенном исходя из расчетов (расчет №700 от 01.04.2019, расчет №701 от 01.04.2019, расчет №702 от 01.04.2019, расчет №703 от 01.04.2019, исходя из актов выполненных работ и счетов-фактур (акт

А57-28233/2018

 

14

№000380 на выполнение работ услуг от 31.01.2018 года и счет фактура №362 от 31.01.2018 года; акт №000775 на выполнение работ услуг от 28.02.2018 года и счет фактура №732 от 28.02.2018 года; акт №001196 на выполнение работ услуг от 29.03.2018 года и счет фактура №1116 от 29.03.2018 года; акт №001672 на выполнение работ услуг от 27.04.2018 года и счет фактура №1542 от 27.04.2018 года) в указанных условиях являлся неправомерным. Доводы апелляционной жалобы, касающиеся оценки истцом решения суда первой инстанции как снимающем ответственность собственников за правильность и достоверность показаний их приборов учета, возникновения возможности манипуляций показаниями со ссылками на возможные погрешности, узакониванием несанкционированного разбора воды из системы водоснабжения, следует признать несостоятельными по причинам, изложенным выше в настоящем постановлении. Исходя из материалов дела, ответчик применял в полном объеме показания прибора коммерческого учета тепловой энергии, не производил произвольных корректировок, определение количества тепловой энергии производилось в соответствии с действующим законодательством в сфере коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя. В условиях обстоятельств, что несанкционированный разбор воды из систем теплопотребления ответчика не установлен, вывод о узакониванием несанкционированного разбора воды из системы водоснабжения следует признать несостоятельным. Доводы апелляционной жалобы, касающиеся отражения позиции ответчика о наличии у теплоснабжающих организаций острой проблемы несанкционированного разбора сетевой воды из систем отопления для собственных нужд, проблемы утечек в результате неисправности уплотнительных элементов, сквозной коррозии трубопроводов, увеличения финансовых убытков  следует признать не относящимися к делу.  Указанные вопросы относятся к вопросам ведения хозяйственной деятельности, лежащих в пределах исключительной ответственности истца, и не могут применяться в правоотношениях, возникающих с ответчиком.  При этом означенная проблема в виде «утечек в результате неисправности уплотнительных элементов» урегулирована положениями пункта 10.1.2 Приказ Минэнерго России от 30.12.2008 № 325 (ред. от 10.08.2012) «Об утверждении порядка определения нормативов технологических потерь при передаче тепловой энергии, теплоносителя» (вместе с «Порядком определения нормативов технологических потерь при передаче тепловой энергии, теплоносителя»), в соответствии с которым к нормируемым технологическим потерям теплоносителя относятся технически неизбежные в процессе передачи и распределения тепловой энергии потери теплоносителя с его утечкой через не плотности в арматуре и трубопроводах тепловых сетей в пределах, установленных правилами технической эксплуатации электрических станций и сетей, а также правилами технической эксплуатации тепловых энергоустановок, при этом потери теплоносителя при авариях и других нарушениях нормального эксплуатационного режима, а также сверхнормативные потери в нормируемую утечку не включаются.  Указанные технологические потери включаются в состав тарифов и цен на тепловую энергию в соответствии с положениями Приказа ФСТ России от 06.08.2004 № 20-э/2 «Об утверждении Методических указаний по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую (тепловую) энергию на розничном (потребительском) рынке».

А57-28233/2018

 

15

 Как следует из материалов дела, ответчик не допускал сверхнормативного потребления теплоносителя, аварий на системах теплопотребления ответчика за период с января 2018 года по октябрь 2018 года не происходило, доказательств обратного в порядке статьи 65 АПК РФ истцом не предоставлено. Доводы  апелляционной  жалобы  касательно  того,  что  возможен безнаказанный и узаконенный разбор теплоносителя в размере величины погрешности, что лишит смысла ликвидировать утечки, не превышающих указанное количество, следует признать необоснованными. Согласно пункту 15 Информационного письма Минрегиона России от 18.04.2005 № 22-16 «О применении методических материалов, разработанных Роскоммунэнерго», содержащего разъяснения касательно ситуаций учета потери (утечки) теплоносителя в системах теплопотребления, не превышающей допустимой погрешности измерений, при расчете с потребителями. Согласно разъяснению ФЭК России от 27.11.2003 № КГ-4311/11 в случаях неполного возврата теплоносителя в тепловую сеть или на источник теплоснабжения потребитель должен компенсировать теплоснабжающей организации расходы на приобретение и химическую очистку воды. Это правило не применяется при размере невозврата сетевой воды, не превышающем допустимой погрешности измерений. Большинство известных теплосчетчиков измеряют расход теплоносителя с погрешностью ± 2%. «Правила учета тепловой энергии и теплоносителя» допускают такую же погрешность для водосчетчиков.  Следует иметь в виду, что на стадии измерений с целью коммерческого учета ни поставщик энергии, ни ее потребитель не могут достоверно утверждать, что имеет место на самом деле: погрешность измерений (в допустимых пределах) или потери теплоносителя. Установить это возможно экспериментальной проверкой, но воспользоваться ее результатами можно только при согласии сторон. Согласно пункту 2 Информационного письма ФЭК РФ от 27.11.2003 № КГ4311/11 «О разъяснениях Методических указаний по расчету тарифов на тепловую энергию на потребительском рынке».  В случае неполного возврата теплоносителя в тепловую сеть и/или на источник тепла (при открытой схеме теплоснабжения и горячего водоснабжения, а также при образовании сверхнормативных утечек воды и расходов воды на технологические нужды) потребитель, кроме оплаты за тепловую энергию, содержавшуюся в невозвращенном (утраченном) теплоносителе, по установленному на нее тарифу, возмещает расходы теплоснабжающей организации на приобретение и химическую очистку воды. При этом для применения величины утечки подлежит доказыванию факт наличия такой утечки в виде реальной потери теплоносителя, допущенной в границах балансовой принадлежности лица, эксплуатирующего систему теплопотребления в порядке, предусмотренном Правилами учета тепловой энергии теплоносителя, Методики осуществления коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя. При этом применительно к системе теплопотребления ответчика необходимо составление совместных документов (двухсторонних актов), фиксирующих факт и величину утечки теплоносителя, отсутствующих в материалах дела и не представленных истцом в суде первой инстанции. В апелляционной жалобе истец выражает свое несогласие с выводами проведенных в рамках дела №А57-28233/2018 судебных экспертиз №123/2019 и №123/2019-Д по основаниям, изложенным в ходатайстве о проведении повторной

А57-28233/2018

 

16

судебной экспертизы №1184 от 24.05.2019 и дополнениях №1248 от 03.06.2019 года. Исследовав материалы дела, заключения эксперта №123/2019 и №123/2019Д, судебная коллегия приходит к следующим выводам. Согласно странице 8 заключения эксперта №123/2019, ответчик использует закрытую зависимую систему теплоснабжения, с контрольным преобразователем расхода на обратном трубопроводе с использованием прибора коммерческого учета тепловой энергии ТЭМ -104 «Подача-Р», что согласуется с имеющимися в материалах дела ведомостях параметров учета теплопотребления. Погрешность измерения указанной системы «Подача-Р» составляет: 2,05% - январь 2018 года, 2,13% - февраль 2018 года, 2,12% -март 2018 года, 2,07% - апрель 2018 года. В соответствии с руководством по эксплуатации ЭС 99556332.002.000 РЭ теплосчетчика  ТЭМ-104,  каждый  из датчиков  измеряет расход  с погрешностью, пределы которой нормируются.  Исходя из установленной системы «Подача-Р», количество установленных датчиков прибора коммерческого учета тепловой энергии составляет 2 единицы, по одной на подающий и обратный трубопровод соответственно.  Следовательно, исходя из указанного руководства, погрешность измерения прибора возможна на каждом из установленных датчиков.  Согласно пункту 3.10 указанного руководства пределы допускаемой относительной погрешности измерений объемного и массового расхода должны составлять ± (1,5+0,01 GB/G), при этом, учитывая положения указанного руководства, погрешность следует исчислять применительно к каждому из датчиков, с получением в установленном порядке итогового результата.  Экспертом были проведены необходимые расчеты допускаемой погрешности и правомерно сделаны выводы о нахождении последней в границах нормативных значений. В этой связи доводы истца, изложенные в ходатайстве о назначении повторной экспертизы №1184 от 24.05.2019 года касательно неверного определения величины погрешности, подлежат отклонению как несоответствующие фактическим обстоятельствам дела. Доводы истца, изложенные в ходатайстве о назначении повторной экспертизы №1184 от 24.05.2019 года, касающиеся того, что выводы экспертизы №123/2019 года носят вероятностный характер, подлежат отклонению в силу следующих обстоятельств. В заключении эксперта №123/2019 делается вывод о том, разница в объеме теплоносителя, измеренного с помощью приборов учета, установленных н подающем и обратном трубопроводах системы отопления нежилого здания по адресу: Саратовская область, г. Вольск, ул. Володарского 99, возникает в результате допустимой погрешности приборов учета, не исключая при этом гипотетическую возможность существования фактической утечки. При этом эксперт делает вывод, что потери теплоносителя в системе отопления маловероятны, так как разница объема теплоносителя в исследуемые периоды статична и находится в диапазоне от 2,05% до 2,13%. Исходя из материалов дела, истец определяет утечку в следующих объемах: 149,2 куб.м. - январь 2018 года, 53,93 куб.м. - февраль 2018 года, 144,6 куб.м. - март 2018 года, 13,42 куб.м. 

А57-28233/2018

 

17

Учитывая общую площадь нежилого здания по адресу: Саратовская область, г. Вольск, ул. Володарского 99 в 1696,6 кв.м., указанный объем утечки в месяц является значительным.  При этом в материалах дела отсутствуют совместные документы (двухсторонние акты), фиксирующие факт наличия утечки в системе теплопотребления ответчика.  Следовательно, вывод эксперта о маловероятности наличия реальной утечки в системе теплопотребления ответчика, и объяснение разницы массы полученного и отданного теплоносителя, измеренного прибором коммерческого учета тепловой энергии ответчика, соответствует фактическим обстоятельствам дела. Заключением эксперта №123/2019-Д также был выполнен расчет количества поставленной тепловой энергии и стоимости последней за период с января 2018 года по октябрь 2018 года, при этом количество тепловой энергии, потребленной ответчиком в октябре 2018 года, было скорректировано в соответствии с действующим законодательством в сфере коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя, и выглядит следующим образом:

период

Объём потребле нной тепловой энергии нежилым зданием, Гкал

Объём потребле нной горячей воды нежилым зданием, куб.м

Объём тепловой энергии потребленно й на приготовлен ие горячей воды Гкал 4=3*0,078

Объём тепловой энергии на нужды отопления нежилого здания, Гкал 5=2-4

Объём поставленно й тепловой энергии на нужды отопления нежилых помещений используем ых для нужд ООО «ТСЦ Вольскшинс ервис» 6=5*30,16%

Тариф,

руб/Гкал (с

НДС)

Стоимость поставленной тепловой энергии на нужды отопления нежилых помещений 8=6*7

1 2 3 4 5 6 7 8

Январь

2018 г.

48,71 42 3,276 45,434 13,7

1695, 12 23223, 14

Февраль 2018 г.

53.93          44 3,432 50.498 15,23 1695, 12 25816, 68

Март .

2018 г.

48,04 40 3,12 44,92 13,55

1695, 12 22968, 88

Апрель

2018 г.

32,03 46 3,588 28,442 8,58

1695, 12 14544, 13

Октябрь

2018г.

18,2 40 3,12 15,08 4,55

3746, 71

7947,5 .. 3

Итого 200,91 -212. 16,536 184.374 55,61 - - 94500, 36

 

Согласно заключению эксперта №123/2019, а также заключению эксперта №123/2019-Д, объем и стоимость поставленной тепловой энергии на нужды отопления используемых для нужд Общества с ограниченной ответственностью «Торгово-сервисный центр «Вольскшинсервис» за период с января по октябрь 2018

А57-28233/2018

 

18

составили следующую величину: январь 2018 - 13,7 Гкал стоимостью 23 233 руб. 14 коп., февраль 2018 года - 15,23 Гкал стоимостью 25 816 руб. 68 коп., март 2018 года - 13,55 Гкал стоимостью 22 968 руб. 88 коп., апрель 2018 года - 8,58 Гкал стоимостью 14 544 руб. 13 коп., октябрь 2018 года - 4,55 Гкал стоимостью 7 947 руб. 53 коп., итого за период с января по октябрь 2018 года стоимость составила 94 500 руб. 36 коп. Согласно заключению эксперта №123/2019-Д, объем потребленной Общества с ограниченной ответственностью «Торгово-сервисный центр «Вольскшинсервис» горячей воды за период с января 2018 по апрель 2018, октябрь 2018 года составил 16,536 Гкал. Учитывая наличие у ответчика закрытой зависимой системы отопления, а также то, что тепловая энергия используется для приготовления горячей воды для нужд нежилого здания по адресу: Саратовская область, г. Вольск, ул. Володарского 99, стоимость воды следует исчислять с применением тарифа 1 695 руб. 12 коп./Гкал за период с января 2018 по апрель 2018, 1746 руб. 71 коп./Гкал за период октябрь 2018 года.  Таким образом, стоимость тепловой энергии, затраченной на приготовления горячей воды составило 1 695 руб. 12 коп. Х (3,276+3,432+3,12+3,588) + 1 746 руб. 12 коп. Х (3,12), что составляет 28 189 руб. 61 коп. Согласно расчетам, приложенным с исковому заявлению и уточнению исковых требований, оплата по договору №141/1 от 11.03.2015 года за период с мая 2018 по сентябрь 2018 года производилась в полном объеме, общая сумма оплаты за указанный период составила 4 908 руб. 76 коп. (май 2018) + 4 702 руб. 35 коп. (июнь 2018) + 3 794 руб. 57 коп. (июль 2018) + 3 935 руб. 11 коп. (август 2018) + 4 497 руб. 26 коп. (сентябрь 2018) = 21 838 руб. 05 коп. Соответственно, стоимость тепловой энергии по договору №141/1 от 11.05.2015 года, поставленной за период с января по октябрь 2018 года с учетом выводов экспертиз №123/2019 и №123/2019-Д составила 94 500 руб. 36 коп. (стоимость тепловой энергии на нужды отопления за период январь-апрель 2018, октябрь 2018) + 28 189 руб. 61 коп. (стоимость тепловой энергии, использованной для приготовления горячей воды за период с января - апрель 2018, октябрь 2018) + 21 838 руб. 05 коп. (стоимость тепловой энергии, использованной для приготовления горячей воды за период с мая по сентябрь 2018) = 144 528 руб. 02 коп. Как установлено судом первой инстанции, ответчик производил оплату услуг теплоснабжения в предусмотренном договором №141/1 от 11.03.2015 года порядке согласно следующим платежным документам: Оплата счета-фактуры №362 от 31.01.2018 года ответчиком была произведена платежным поручением №71 от 05.02.2018 на сумму 27 355 руб. 47 коп., назначением платежа указано «оплата по сч. Факт. №362 от 31.01.2018 г. отопление за январь 2018 г.»; Оплата счета-фактуры №732 от 28.02.2018 года ответчиком была произведена платежным поручением №162 от 12.03.2018 на сумму 30 207 руб. 41 коп., назначением платежа указано «оплата по сч. Факт. №732 от 28.02.2018 г. отопление за февраль 2018 г».; Оплата счета-фактуры №1116 от 29.03.2018 года ответчиком была произведена платежным поручением №255 от 16.04.2018 на сумму 26882 руб. 65 коп., назначением платежа указано «оплата по сч. Факт. №1116 от 29.03.2018 г. отопление за март 2018 г.»;

А57-28233/2018

 

19

Оплата счет-фактуры №1542 от 27.04.2018 года ответчиком была произведена платежным поручением №319 от 11.05.2018 на сумму 19 174 руб. 40коп., назначением платежа указано «оплата по сч. Факт. №1542 от 27.04.2018 г. отопление за апрель 2018 г.»; Оплата счета-фактуры №1679 от 29.05.2018 года была произведена платежным поручением №390 от 07.06.2018 на сумму 4 908руб. 76 коп., назначением платежа указано «оплата по сч. Факт. №1679 от 29.05.2018 г. отопление за май 2018 г.»; Оплата счета-фактуры №1828 от 27.06.2018 года была произведена платежным поручением №455 от 04.07.2018 на сумму 4 702 руб. 35 коп., назначением платежа указано «оплата по сч. Факт. №1828 от 27.06.2018 г. отопление за июнь 2018 г.»; Оплата счета-фактуры №1959 от 31.07.2018 года была произведена платежным поручением №534 от 03.08.2018 на сумму 3 794руб. 57 коп., назначением платежа указано «оплата по сч. Факт. №1959 от 31.07.2018 г. отопление за июль 2018 г.»; Оплата счета-фактуры №2099 от 27.08.2018 года была произведена платежным поручением №588 от 31.08.2018 на сумму 3 935руб. 11 коп., назначением платежа указано «оплата по сч. Факт. №2099 от 27.08.2018 г. отопление за август 2018 г.»; Оплата счета-фактуры №2214 от 26.09.2018 года была произведена платежным поручением №668 от 28.09.2018 на сумму 4 497руб. 26 коп., назначением платежа указано «оплата по сч. Факт. №2214 от 26.09.2018 г. отопление за сентябрь 2018 г.»; Оплата счета-фактуры №2530 от 30.10.2018 года была произведена платежным поручением №805 от 30.11.2018 на сумму 35 702 руб. 17 коп., назначением платежа указано «оплата по сч. Факт. №2530 от 30.10.2018 г. отопление за октябрь 2018 г.»; Таким образом, ответчиком за период с января 2018 года по октябрь 2018 года по договору №141/1 от 11.03.2015 года была произведена оплата потребленной тепловой энергии на следующую сумму: 27 355 руб. 47 коп. (январь 2018) + 30 207 руб. 41 коп. (февраль 2018) + 26 882 руб. 65 коп. (март 2018) + 19 174 руб. 40 коп. (апрель 2018) + 4 908 руб. 76 коп. (май 2018) + 4 702 руб. 35 коп. (июнь 2018) + 3 794 руб. 57 коп. (июль 2018) + 3 935 руб. 11 коп. (август 2018) + 4 497 руб. 26 коп. (сентябрь 2018) + 35 702 руб. 17 коп. (октябрь 2018), всего суммарно 161 160 руб. 15 коп., сумма переплаты составила 16 632 руб. 13 коп. В силу статьи 309 ГК РФ, обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. По общему правилу, установленному статьей 310 ГК РФ, односторонний    отказ    от   исполнения    обязательства,    связанного    с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности и одностороннее изменение его условий не допускаются. Согласно пункту 1 статьи 539 ГК РФ по договору энергоснабжения энергоснабжающая организация обязуется подавать абоненту (потребителю) энергию, а абонент - оплачивать принятую энергию.

А57-28233/2018

 

20

В силу пункта 1 статьи 544 ГК РФ оплата энергии производится за фактически принятое абонентом количество энергии в соответствии с данными учёта энергии, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или соглашением сторон. Порядок расчетов за энергию определяется законом, иными правовыми актами или соглашением сторон. Как следует из материалов дела, ответчик исполнял предусмотренную законом и договором №141/1 от 11.03.2015 года обязанность по оплате фактического потребленной тепловой энергии, определенной исходя из показаний прибора коммерческого учета тепловой энергии, с учетом положений законодательства в сфере коммерческого учета тепловой энергии в полном объеме, что подтверждается материалами дела.  Таким образом, отсутствуют правовые основания для удовлетворения заявленных исковых требований.  Суд первой инстанции, отказывая в указанных условиях в удовлетворении исковых требований, действовал законно и обоснованно. В апелляционной жалобе истец указывает, что экспертом из расчетов было неправомерно исключено подвальное помещение, используемое ответчиком, так как в таком помещении расположены разводящие трубопроводы отопления и ГВС, теплообменник и другое тепловое оборудование, которое отапливает подвал, при этом исключение из расчетов подвального помещения влечет неправильное распределение тепловой энергии. Согласно частям 1,2 статьи 268 АПК РФ, при рассмотрении дела в порядке апелляционного производства арбитражный суд по имеющимся в деле    и    дополнительно    представленным    доказательствам    повторно рассматривает дело. Дополнительные доказательства принимаются арбитражным судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, в том числе в случае, если судом первой инстанции было отклонено ходатайство об истребовании доказательств, и суд признает эти причины уважительными. Исходя из материалов дела, истец был надлежащим образом ознакомлен с материалами дела, в том числе с техническим паспортом нежилого помещения по адресу: Саратовская область, г. Вольск, ул. Володарского 99, письмом в ОАО «Вольсктеплоэнерго» о распределении расходов на отопление согласно занимаемой площади №73 от 02.09.2008 года, заключениями эксперта №123/2019 и №123/2019-Д.  В указанных материалах содержатся сведения, согласно которым занимаемая ООО «ТСЦ «Вольскшинсервис» отапливаемая площадь в нежилом помещении по адресу: Саратовская область, г. Вольск, ул. Володарского 99 составляет 453,4 кв.м., из отапливаемой площади исключено подвальное помещение с проведением необходимых работ по теплоизоляции оборудования. Истец имел право и возможность реализации контрольных полномочий поставщика в рамках договора №141/1 от 11.03.2015 года в виде осмотра систем теплопотребления ответчика, имел возможность реализовать права, предусмотренные статьей 68 АПК РФ, однако не воспользовался таковыми. 

А57-28233/2018

 

21

Соответственно, апелляционной жалобы касательно необходимости включения в расчеты подвального помещения не могут быть приняты судебной коллегией в силу частей 1,2 статьи 268 АПК РФ. С учетом Постановления Арбитражного суда Поволжского округа от 04 декабря 2019 года относительно необходимости верного определения занимаемой ответчиком площади в нежилом здании по адресу: Саратовская область, г. Вольск, ул. Володарского 99 в целях определения доли, подлежащей учету при определении потребленной ответчиком тепловой энергии за исковой период, судебная коллегия приходит к следующим выводам. Как следует из материалов дела, в том числе данных технического паспорта нежилом здании по адресу: Саратовская область, г. Вольск, ул. Володарского 99, данных экспертиз №123/2019 и №123/2019-Д, ответчик занимает 30,16% от общей площади указанного здания. При этом, как следует из приложенных истцом расчетов, площадь ответчика определена в количестве 48,9%, в феврале 2018 года - 49,13%, в марте 2018 года - 48,9%, в апреле 2018 года - 47,63%, при этом доказательств изменения процента занимаемой ответчиком площади истцом в порядке части 1 статьи 65 АПК РФ не представлено.  Судебная коллегия приходит к выводу о необоснованности применения указанных истцом процентов занимаемой ответчиком площади как не основанных на фактических обстоятельствах дела. Таким образом, с учетом вышеизложенного, выводы экспертиз №123/2019 и №123/2019-Д следует признать соответствующими фактическим обстоятельствам дела, непротиворечащим материалам дела, подлежащим применению при рассмотрении настоящего дела. Таким образом, по результатам рассмотрения апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу, что судом первой инстанции правильно определен круг обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора и подлежащих исследованию, проверке и установлению по делу; правильно применен материальный закон, регулирующий спорные правоотношения; дана оценка всем имеющимся в материалах дела доказательствам с соблюдением требований части 2 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу ч. 4 ст. 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены решения первой инстанции судом апелляционной инстанции не установлено. Решение Арбитражного суда Саратовской области от 27 июня 2019 года по делу № А57-28233/2018 подлежит оставлению без изменения, апелляционная жалоба общества с ограниченной ответственностью «Вольсктеплоэнерго» - без удовлетворения. Руководствуясь статьями 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,  ПОСТАНОВИЛ:

 

 

               Решение Арбитражного суда Саратовской области от 27 июня 2019  года по делу №А57-28233/2018 оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

А57-28233/2018

 

22

           Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Арбитражный суд Поволжского округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме через арбитражный суд первой инстанции.

 

Председательствующий       В. Б. Шалкин 

 

 

Судьи          Т. С. Борисова

 

 

                                                                                                             А.Ф. Котлярова